Связь с администрацией

Эротические и порно рассказы.


Однокомнатная романтика. Часть 5

Рекомендации:
ТОП похожих расказов:
  1. Хорошо быть босом! — часть первая(Начало)
  2. Измена это не конец жизни. Часть 2
  3. «С любовью. Твоя П.» Часть 2
  4. Недосягаема. Часть 2
  5. Отпуск. День седьмой. Часть вторая
  6. Лала. Часть 2
  7. Обратная сторона любви. Часть 1
  8. Степаныч — дачный угодник. Часть 2
  9. Летнее приключение. Лика. Часть 2.
  10. Утоляя жажду похоти. Часть 1
  11. Кристина. Часть 3
  12. Тёмная сторона. Часть 8: Подарок
  13. Путь Алекса. Часть 3
  14. Другие Игры. Часть 1
  15. На грани жизни и смерти. Часть 1
ТОП категории Фетиш
  1. Офисные отношения
  2. Моя Алиса
  3. Запретное влечение
  4. Блондинка любит унижать
  5. Рай современного копро. Часть 2
  6. Волшебная книга или...
  7. Рай современного копро
  8. Отдых на море для мамы и дочки
  9. Агентство изысканных услуг «Содом». Часть 1
  10. Шкаф
  11. Агентство изысканных услуг «Содом». Часть 2
  12. Принцесса de Bernard
  13. Пансионат рабынь
  14. Стилист-Нимфоманка
  15. Небольшой медосмотр
ТОП категории Поэзия
  1. Ожерелье Киприды. Строфы 70—101
  2. Нимфоманка, Африканка и Военнообязанная
  3. Голливудская ночь
  4. Ожерелье Киприды. Строфы 42—69
  5. Блудница
  6. Порно-мальчик 19-ти лет
  7. Хмельная дама
  8. Буратино латекс
  9. Ожерелье Киприды. Строфы 21—41
  10. Вы снились мне
  11. Наложница
  12. Женщина
  13. Акробатка
  14. Ожерелье Киприды. Строфы 1—20
  15. Снегурочка
ТОП категории Бисексуалы
  1. Свинг
  2. Как шашлык на шампуре (последняя продажа моей попки)
  3. Лучший друг. Часть 2
  4. Лучший друг. Часть 1
  5. Приблуда. Глава 4: Анечку хотят все
  6. Мечта
  7. "> Доминиканский фемдом
  8. Поселение. Ритуал
  9. Свингеры поневоле
  10. Плохая ночь шамана
  11. Как это было. Часть 1
  12. Страпон со зрелыми дамами
  13. Воспоминания из юности. Часть 4
  14. Амстердам. Три дня Содома. День первый
  15. Классная мамка

     Машина вызвала у Марины бурный восторг. Девушка удобно устроилась на пассажирском сидении и с любопытством осматривала салон. Её интересовала каждая кнопочка, каждый рычажок. Пришлось дать ей пухлое руководство — пусть читает.

     Пока Марина изучала все возможности нашего транспортного средства, я вбил в навигатор нужный адрес. Район не был мне знаком, но в общих чертах маршрут был ясен. При отсутствии пробок, можно добраться меньше, чем за полчаса.

     Чтобы выглядеть презентабельным, я надел свой парадный черный костюм и белую рубашку. Галстук смотрелся хорошо, но я счел его слишком официальным.

     Сделав солидный крюк, я решил заехать в торговый центр и купить торт. Можно еще и кофе купить, сомневаюсь, что меня угостят чем-то дороже «пепла» из банки, но это, наверное, будет уже наглость.

     Марина идею с тортом горячо поддержала и яростно настаивала, что дядя Сережа и тетя Маша, ну просто очень сильно, любят кремовые торты. Врет, почти наверняка, просто самой хочется...

     В кондитерском отделе мы провозились дольше, чем планировали. Марина выбирала торт так, словно он был последний в её жизнь. То ей не нравился цвет, но отсутствие орехов, то...

     В общем, пришлось купить два торта (один запасной!) и целую кучу кремовых пирожных. Продавцы осторожно предупредили, что крем быстро портиться и кушать нужно быстро, на что Марина только хищно облизнулась.

     — Может, еще куда-нибудь прокатимся? — с надеждой спросила девушка, когда мы почти добрались до цели.

     — Прокатимся, — пообещал я. — Но, после того, как успокоим твоих.

     Марина тяжело вздохнула, её уверенность резко испарилась. Было только непонятно, чего она боится больше — хорошей взбучки или возможной разлуки со мной. Я вот боюсь второго, но упорно делаю уверенное лицо.

     Проезжая мимо авто-кафе, вспомнил, что мы не успели позавтракать. Чтобы не слишком задерживаться купил Марине молочный коктейль и булочку.

     — Офень фкуфно, — прочавкала девушка, пока я пытался вклиниться в поток машин на перкрестке. — Хофефь?

     — Что? — мое внимание полностью поглощено происходящем на дороге, аварийный участок, как никак, нужно быть внимательнее.

     — Фофтель хофефь?

     — Не понимаю, — наконец, углядев просвет, я резко дал по газам, надеясь вклиниться в бесконечный поток.

     — Коктейль! — Марина неуклюже дернулась опрокидывая на меня все содержимое пластикового стаканчика. От неожиданности я резко затормозил. Моя попутчица дернулась вперед и хорошенько приложилась лбом о приборную панель.

     — Ты что творишь!? — взвыли мы одновременно. Тут я увидел, что Марина умудрилась расквасить нос, и принялся выдирать ей кровь платком. Сзади требовательно засигналили, чтобы не задерживал движение. Пришлось взять себя в руки, спокойно миновать проклятый перекресток и встать у обочины.

     Убедившись, что с Мариной все в порядке, я снял испорченный пиджак. Увы, брюки и рубашка также пострадали.

     — Бывает, — философски пожала плечами девушка, зажимая нос платочком. Ох и отшлепать бы её сейчас... Жаль времени нет.

     — Со мной не бывает! — все еще горячусь. — Почему не пристегнулась?

     — Забыла, — хмуро огрызается Марина. — А почему ты не напомнил? Кто из нас водитель?

     На это мне ответить нечего, я еще и самолично отключил пищалку-напоминалку, но девушка и не спешит меня добивать. Она только хлопает по плечу и тихонько добавляет:

     — Не нервничай ты так, все будет хорошо. Ты сам говорил.

     Все-таки она — умница.

     Я хотел вернуться домой и переодеться, но снова начал названивать Сергей Михайлович, требуя, чтобы я немедленно привез Марину. Спорить было бесполезно.

     Очень кстати в багажнике обнаружилась давно забытая сумка с моими университетскими вещами. Среди разного хлама, был вполне приличный спортивный костюм. Классические темно синие штаны, серая футболка и темно-синяя кофта с молнией и вышивкой — СССР, производство, конечно, не советское, просто для антуража. Мне бы сейчас сигаретку, кепку и в подъезд на корточках сидеть... Но выбора не было, опаздывать мне не хотелось.

     Немного покрутившись по узким улочкам, наконец, нашел нужный дом. Почему не спросил совета у Марины? Спросил. Но эта прирожденная пешеходка выбирала маршрут, игнорируя всякие правила дорожного движения.

     — Нам туда! — уверенно указывала она на дорогу с односторонним встречным движением, а уже спустя мгновение предлагала ехать под «кирпич».

     В общем, дорогу искал сам.

     Марина жила в уютном, утопающем в зелени, дворике. Между двумя пятиэтажными домами расположилась новенькая детская площадка и цветник. На лавочках сидели пенсионерки, в песочнице гомонили дети, а на грубо сколоченном столе четверо стариков азартно рубились в домино.

     Я припарковался чуть поодаль, на специально оборудованном месте. Неплохо у них тут все устроено, хотя район не из престижных. Тихий, даже сонный.

     — Ну, веди, — помогаю Марине вылезти и ставлю машину на сигнализацию.

     Девушка идет медленно и понуро, как на расстрел. Я с гордо расправленными плечами и тортом в руках.

     Нас ждали и заметили заранее. Я проследил за Марининым взглядом и увидел стоящую на балконе женщину, которая при нашем появлении стремительно скрылась в квартире. Спустя минуту, мы даже не успели дойти до подъезда, на улицу выскочил толстый мужчина интеллигентного вида. Аккуратная залысина и болтающиеся на резинке очки очень гармонировали с его внешним видом.

     — Мариночка, с тобой все в порядке!? — мужчина сграбастал девушку в объятия и прижал к груди. — Как ты? Где болит? Господи, да у тебя кровь! Немедленно вызовем врача!

     Следом из подъезда вышла невысокая полная женщина, та самая, что заметила нас с балкона. Она внимательно отсмотрела Марину, ловким движением вытерла остатки запекшейся крови у неё под носом, убедилась, что девочка в порядке и только потом объявила:

     — Сергей, не суетись, проводи гостя в квартиру. Не будем устраивать сцен на глазах соседей.

     — Гостя? — мужчина окинул меня враждебным взглядом. — Ну, пойдем, поговорим... гость.

     Я послушно последовал за ним. А Марину под локоток взяла женщина, она гладила девушку по голове и успокаивающе шептала. Марина что-то горячо ей доказывала и объясняла. Нужно признать, что женщина слушала её очень внимательно. Я нервно сглотнул, представляя, что может наговорить легкомысленная Марина.

     Меня под бдительным контролем привели в скромную трехкомнатную квартиру и усадили в продавленное кресло в большой комнате. Пока Сергей Михайлович и Мария Николаевна шептались с Мариной, я немного осмотрелся.

     Небогатая, но очень аккуратная обстановка. Сразу бросился в глаза книжный шкаф — много классики в дорогих, чуть потертых обложках, видно, что книги постоянно прочитываются.

     Из современной техники только большой плоский телевизор, напротив дивана. Сразу понятно, что куплен для всей семьи. В тумбочке за стеклянными дверцами я разглядел солидную коллекцию видеокассет, названия, в основном, на французском. Хотя и несколько популярных фильмов промелькнуло: Люди в черном, парк юрского периода...

     Эпоха видеомагнитофонов давно прошла, но на кассетах не было пыли, расставлены аккуратно. Значит, ими дорожат.

     Уютная комната многое говорила о хозяевах, я немного расслабился. Бандиты, скандалисты и прочие сволочи, в моем представлении, живут иначе.

     Пока на меня не обращали внимания, решил присмотреться к фотографиям, расставленным на специальной полочке. На нескольких черно-белых снимках были запечатлены хозяева квартиры в молодости, а вот остальные... Я сразу узнал Марину, она стояла между мужчиной и женщиной, видимо, это её погибшие родители. Были снимки, где Марина позировала на фоне моря, кремлевской стены и животных в зоопарке.

     По спине прошел неприятный холодок. Ведь это её дом. Тут она жила, тут её близкие люди. Как мне объяснить им, что я хочу её забрать? Да, и вообще. Захочет она уезжать отсюда? Я вижу, как её встретили. За неё переживали ...

  совершенно искренне. Она и сама чувствует себя тут дома. Это видно по ее поведению. Она дома.

     Стало совсем тоскливо, когда представил себе, как уезжаю в одиночестве. Один еду в машине, один пью кофе перед сном, одни сплю и просыпаюсь тоже один.

     Сергей Михайлович и его жена, наконец, убедились, что Марина в полном порядке. Они разве что не обнюхали девушку... , а может и обнюхали.

     Теперь все трое сидели на диване и смотрели на меня. Хозяин квартиры с откровенной враждебностью, Марина с робкой улыбкой, а Мария Николаевна в глубокой задумчивости. Мне очень не хотелось говорит первым, но молчание затягивалось.

     — Думаю, нужно все объяснить, — все же начал я.

     — Ты уж объясни! — закипел Сергей Михайлович. — Объясни, как девочка пропала на несколько дней! Объясни, как так вышло, что все её друзья не знали, где она! Объясни, как ты посмел избить детишек, когда они пришли за Мариночкой!

     — Каких детишек? — поразился я.

     — Олега и Владика! Будешь отрицать, бандит? У нас есть свидетели!

     — Э... Девушка, которая была с ними? — догадался я.

     — Да! Ира все видела и готова подтвердить в милиции!

     — Да ваши «детишки» меня самого едва не избили! И, кстати, когда появилась полиция почему-то дали деру!

     — Вранье! — не верил мне мужчина. — Они нам все честно рассказали! Как пошли в кафе, как Марине стало дурно, и она уснула после выпитой таблетки. А потом, ты, бандит, её похитил! Думал денег просить или еще чего страшнее задумал? А не получилось! Испугался или советь заела, не знаю, но вернуть решил девочку... Но тебе это с рук не сойдет! Так и знай!

     — Может, выслушаете мою версию событий? — кисло поинтересовался я. Очень неприятно было оправдываться.

     — Выслушаем-выслушаем! — к чему-то прислушивался Сергей Михайлович. — Сейчас, подожди — выслушаем.

     Я только недоуменно пожал плечами.

     Все стало ясно, когда раздался дверной звонок. Народу прибавилось, в комнату вошли двое — атлетично сложенный светловолосый парень, на вид мой ровесник, и полицейский.

     Первый сразу же бросился обнимать Марину, чем вызвал у меня легкое раздражение. Впрочем, девушка его энтузиазма не поддержала и сразу же отстранилась. Второго я невольно сравнил с Кировым. Оба работают в полиции, но разница, как говориться, на лицо.

     Киров был подтянут и опрятен, таких, как он, часто фотографируют для прессы — образец для подражания. Этот же... судя по погонам сержант, был рыхлым и каким-то скользким. Его глазки то и дело бегали из стороны в сторону, толстые пальцы почесывали круглое пузо под форменно рубашкой. Форма, кстати, вид имела замызганный и давно не глаженный.

     — Ну, давайте разбираться, — бодро начал парень, которого мне представили, как Кирилла. Я вспомнил, что Марина упоминала о нем, и то, что он хорошо ладил с Олегом. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты...

     Кирилл был толи соседом, толи очень близким другом семьи, я не совсем уловил. Понял только, что он привел своего знакомого полицейского, чтобы «поговорить» со мной. А они неплохо подготовились. Теперь их трое мужчин против одного меня, один полицейский... Да, меня тут прямо таки ждали.

     — Покажи документы, — хрюкнула пародия на полицейского. Нет, я все понимаю, но они, что меня за идиота держат?

     Марина вскинулась на мою защиту, но я сделал успокаивающий жест. Не думаю, что они решаться бить мне лицо. Не в квартире, по крайней мере. Поэтому решил действовать максимально рационально, вежливо, логично и решительно.

     — С удовольствием, — устраиваюсь в кресле удобнее. — Но сперва, покажите ВАШИ документы и представьтесь.

     Сержант удивленно выпучил глаза, видимо думал, что только от вида его формы, я должен поднять лапки к верху и послушно танцевать под дудочку.

     — Ты что форму не видишь? — поразился он, подтверждая мои мысли.

     — Действительно, — поддержал его Кирилл. — Хватит юлить. Представитель власти приказал тебе показать документы.

     Сергей Михайлович смущенно отвел глаза, ему этот «полицейский» тоже не нравился... , но не так сильно, как не нравился я. Марина и Мария Николаевна заинтересованно прислушивались к беседе.

     — Приказывать он будет в другом месте, — холодно говорю я. — А представителя власти я пока не увидел. Итак, вы покажете мне свое должностное удостоверение или нет?

     — Ты видимо не понял, — угрожающе закряхтела эта свинья в мундире. Волосы у него слиплись от пота, подмышки стремительно темнели.

     — Буду считать это отказом, — равнодушно киваю, игнорируя угрожающий вид собеседника. Кирилл этот, кстати, тоже напрягся. Вдвоем они меня точно заломают... Но Марина смотрит с такой непоколебимой верой, что... отступать некуда. Поэтому достаю мобильный телефон и делаю вид, то набираю номер:

     — Алло. Дежурная часть? Мне угрожает человек, выдающий себя за сотрудника полиции! Я опасаюсь за свою жизнь! Приезжайте как можно скорее! Диктую адрес...

     — Не надо!

     — Стой!

     Кирилл и лжеполицейский одновременно дернулись, но замерли, когда я с улыбкой продемонстрировал неактивный телефон.

     — Почему не надо? — деланно удивляюсь. — Выдавать себя за сотрудника полиции — преступление. Угрожать при этом — преступление. А еще мне казалось, что вы сами настаивали на привлечении полиции. Так почему, не надо?

     С толстяка градом лил пот, он беспомощно хлопал глазами и нервно косился на Кирилла. Ага, ясно, кто тут генератор идей. Нужно присмотреться к нему повнимательней.

     — Кирилл, в чем дело? — спрашивает Сергей Михайлович, который оказывается был не в курсе этого обмана. — Ты же говорил, что твой знакомый — сотрудник правоохранительных органов.

     — Вы меня не так поняли, — заюлил парень. — Он играет сотрудника... Леша играет полицейского в театре. Он — актер, большой талант, между прочим.

     — В каком театре? — с огромным сомнением спрашиваю я, вот не вериться, что эта потная туша может играть на сцене.

     — В разных, — быстро отвечает Кирилл. — Но, сейчас это не важно. Мы так и не увидели твоих документов. Кто ты такой? Если сейчас же не извинишься перед Мариночкой и не объяснишь все, то...

     Он многозначительно привстал и напряг мышцы. Качается, наверное. Здоровый. Как кабан.

     — Документы свои я показывать не собираюсь, — стараюсь держаться с достоинством. — Уж точно не тебе. Извиняться или нет — я решу сам.

     — Значит по хорошему не хочешь, — зло улыбнулся Кирилл двигаясь на меня. — Ну, хорошо. Леша, помоги мне. Сейчас этого недоноска вытащим на улицу и...

     — Нет! — вскочила Марина. — Почему вы все на него накинулись!? Игорь не сделал ничего плохого!

     — Он просто задурил тебе голову, — отмахнулся Кирилл. — Сергей Михайлович, увидите её, чтобы не мешала.

     — Ах так! — Марина задохнулась от возмущения. — Поэтому я и не хотела возвращаться! Вы все решаете за меня! Даже не слушаете! Да, пошли вы все! Иго-о-рь!!!

     Под конец тирады девушка с ревом бросилась мне на грудь. Ревела он самозабвенно, так, что ни Кирилл со своим дружком не могли ко мне подобраться, ни хозяева квартиры вставить слово.

     Все бросились успокаивать Марину, но она вцепилась в меня мертвой хваткой и ничего не хотела слышать.

     — Путь Кирилл уйдет! — прорыдала девушка, уткнувшись мне в грудь.

     — Ни куда я не уйду! — зло заявил парень.

     В ответ на это Марина разразилась еще более горестными всхлипами и невнятным жалостливым бормотанием.

     — Кирилл, тебе стоит уйти, — наконец не выдержал Сергей Михайлович.

     — Да вы что, спятили? — поразился парень. — Давайте вы оттащите Маринку, а я ему...

     — Кирилл, уйди или я сама вызываю полицию, — неожиданно резко произнесла Мария Николаевна.

     Внезапная помощь возымела сильный эффект. Сергей Михайлович сразу же встал на сторону жены и принялся активно выталкивать Кирилла из квартиры. Несмотря на яростные возражения и споры, уже через несколько минут хлопнула дверь, и щелкнул замок.

     Марина мгновенно прекратила истерику,...   промокнула глаза платочком и с улыбкой подмигнула мне. Вот кому в театр нужно...

     Пришло время сесть за стол переговоров. В буквальном смысле. Мы вчетвером утроились за кухонным столом. Я с Мариной напротив её опекунов. На газовой плите закипал чайник, а в середине стола громоздился торт. Наконец, мне дали возможность спокойно и обстоятельно рассказать свою версию случившегося.

     Рассказывал максимально подробно с комментариями и выводами. Местами меня дополняла Марина. Хотя мне и хотелось, чтобы недосказанности не осталось, кое о чем все же смолчал. Марина тоже быстро сориентировалась и тоже не стала распространяться об интимных подробностях.

     Когда я закончил, а Марина подтвердила каждое мое слово, Сергей Михайлович был вынужден принести извинения.

     — Кажется, мы немного поторопились с выводами, — мужчина досадливо крякнул. Не то, чтобы он стал смотреть на меня дружелюбнее, но с угрозами и беспочвенными обвинениями лезть больше не спешил.

     — Нам нужно все обдумать, — кивнула Мария Николаевна. — Мне многое кажется... странным в этой истории. Конечно, теперь под большим вопросом роль Олега и его кампании... Никогда не ждала от них ничего хорошего.

     Марина тяжело вздохнула. Видимо, уже много раз спорила на эту тему, выгораживая друзей, а теперь полностью признавала свое поражение. Легонько толкаю её плечом, чтобы не унывала. В ответ слабая улыбка.

     — В любом случае, — Сергей Михайлович допил чай и демонстративно поднялся. — Нам нужно обсудить все в кругу семьи... Давайте прощаться. Дальше мы сами.

     Это он так мягко намекает, что мне пора.

     — Ой, я еще сумку не собрала, — Марина торопливо схватила последний кусок торта.

     — Какую сумку? — не понял мужчина. Мария Николаевна только поджала губы, ей уже все было ясно.

     — Хочу забрать кое-какие вещи, — огорошила Марина своего опекуна. — У Игоря не все есть...

     — Зачем ему твои вещи? — все еще не верил мужчина.

     — Это не ему, — пояснила Марина. — Это мне. Я буду жить у Игоря.

     Вот тут мужика прорвало. Нет, его тоже можно понять. Мы знакомы пару часов, выгляжу я, как хулиган из подворотни, а теперь еще и Марина, которую он любит, как родную дочь, заявляет такое.

     Красный от ярости, Сергей Михайлович высказал все, что думает обо мне. В его речи, большей частью, цензурными были только предлоги. А еще интеллигент... Профессор какой-то там кафедры.

     Пока меня крыли трехэтажным матом, Марина испуганно сжалась, но не отступила. Стояла рядом, даже, взяла меня за руку. Для себя она все решила, и сдаваться не собиралась.

     Мария Николаевна сидела молча, только неодобрительно качала головой, когда мужчина позволял себе особенно витиеватые обороты.

     — Не стоит так ругаться в присутствии женщин, — смело заявляю я, мне не нравиться, что Марине приходиться все это слушать. — Давайте выйдем на балкон и поговорим наедине.

     — А давай, — легко соглашается Сергей Михайлович. Кажется, он стал выше ростом и раздался в плечах. Что-то я погорячился, он меня с этого балкона и вышвырнет.

     — Стоп, — Мария Николаевна хлопает по столу, так, что чашки подлетают. — Сергей, успокойся. Ты потом сам пожалеешь о том, что сейчас наговорил. Молодой человек прав, не стоит ругаться при Марине.

     — Прав? — продолжает беситься мужчина. — Да, посмотри на него! Этот хмырь в спортивках заявляется сюда, после того, как практически похитил нашу девочку и хочет забрать её насовсем! Да, я сейчас его прямо тут прибью! Никуда Марина не пойдет!

     — Пойду! — теперь кричит и Марина. — А не пустите — сбегу! Вы мне кто? Да, никт... Ум! Мм!

     Я вовремя прикрываю девушке рот. Есть вещи, которые не стоит говорить, даже в порыве ярости. Мария Николаевна награждает меня благодарным взглядом.

     Пришлось постараться, но все же скандала удалось миновать. Сергей Михайлович выпил что-то от сердца и немного успокоился.

     — Почему ты хочешь жить у Игоря? — мягко спросила Мария Николаевна.

     — Он мой парень, — неубедительно ответила девушка.

     — Это не повод, — спокойно сказала женщина. — Есть много парочек, и они живут раздельно. Вы знакомы несколько дней, будет лучше, если пока поживет раздельно. В кино или кафе вам ходить никто не запрещает.

     — Нет, я... Я... , — Марина стушевалась, но нашла в себе силы продолжить. — Я слышала ваши разговоры... Я все знаю.

     — Что знаешь? — мужчина и женщина недоуменно переглянулись, выглядели они растеряно, видимо, каких-то страшных секретов вспомнить не смогли.

     — Что меня нужно строчно за муж за проверенного человека! — почти выкрикнула Марина. — Что вы уже и жениха присмотрели! Что его нужно просто правильно преподнести, и я клюну! Я все слышала!

     — Мариночка, все не так! — заволновался Сергей Михайлович. — Ты не понимаешь!

     — Вот! Опять! — разозлилась девушка. — Вы считаете меня глупой! Ничего не объясняете, но решаете за меня! А теперь я приняла решение — буду жить с Игорем. Он не против. Да, Игорь?

     Осторожно киваю. Сергей Михайлович бессильно закрывает лицо руками.

     — Так и знала, что эти разговоры до добра не доведут, — вздохнула Мария Николаевна. — Думаю, нам нужно многое объяснить.

     — Я объясню! — горячо заговорил Сергей Михайлович. — Только не уходи, Марина. Пожалуйста, останься. Мы же с ума сойдем! Ты еще ребенок, тебе никак нельзя жить одной.

     — Не одна! С Игорем, — топнула ногой девушка. — Вы дадите мне собрать сумку? Если нет, то мы уходим прямо сейчас!

     Сергей Михайлович схватился за сердце, но Мария Николаевна успокаивающе погладила его по руке.

     — Собирай сумку, — разрешила она.

     — Но, Маша! — все еще боролся Сергей Михайлович.

     — Все будет хорошо, — Мария Николаевна вздохнула. — Ты же видишь, девочка на взводе. Остановить её сейчас — значит разругаться вконец.

     — Но отпускать с этим, — косой взгляд на меня.

     — «Этот» привел её домой, — признала мою состоятельность женщина. — Она цела, сыта и, даже, в обновках. Думаю, несколько дней мы позволим ей все обдумать и успокоиться. Потом поговорим.

     — Хорошо, — скрипя сердцем, согласился Сергей Михайлович, он еще повздыхал и полез куда-то в кухонный шкафчик. Долго возился, пока, наконец, не извлек несколько пятитысячных купюр. — Вот. Я не хочу, чтобы Марина недоедала. И, если у тебя есть, хоть капля совести, ты потратишь эти деньги по назначению.

     — Не стоит, — брать деньги я не собирался, у меня еще оставались небольшие накопления с зарплаты и кое-что на родительской карточке.

     — Возьми! — продолжал настаивать мужчина. — Я вижу, как ты одет... Марина привыкла питаться чем-то посущественнее, чем гречневая или овсяная каша. Она любит сладости, рыбку и оливки.

     — Я запомню, — согласно киваю. — Но деньги мне не нужны, я вполне могу сам все это купить. Одет я так, в результате форс-мажора.

     — Возьми! Потратишь на такси, — продолжал настаивать мужчина, не поверив мне на слово.

     — Не нужно такси. Мы на машине.

     — На машине? — переспросил Сергей Михайлович, видимо в составленный им образ никак не укладывалась машина. По его мнению, я должен был ходить пешком и грызть гречку.

     — Да, — киваю. — Если проводите нас, то сами убедитесь.

     — Я готова, — Марина тащила два пухлых пакета.

     Сергей Михайлович хотел расспросить подробнее о том, кто я такой и чем живу, но Марина отказалась задерживаться. Кажется, она боялась, что еще немного и её никуда не отпустят.

     — Я тоже готова, — Мария Николаевна уже обулась и ждала нас в прихожей. — А что вы так удивляетесь? Я должна посмотреть, где будет жить моя девочка.

     — Тогда я тоже, — засобирался Сергей Михайлович.

     — Нет, Сережа, — остановила мужа женщина. — Ты отдыхай, тебе нельзя много волноваться. Я все там посмотрю и, если меня что-то не устроит, то верну Марину назад. И не спорить! — цыкнула она не возмущенную девушку. — И так пошли тебе ...  

     на уступки.

     — Что же, — погрустнел мужчина. — Мне просто ждать?

     — Нет, — решительно мотнула головой женщина. — Ты говорил, что у тебя есть старый знакомы в полиции. Позвони ему, поговори. Я хочу быть уверена, что, если что-то случиться, то у нас будет возможность мгновенно отреагировать. И чтобы больше не было фальшивых полицейских.

     — Мама Маша, — Марина возмущенно захлопала глазами, так разволновалась, что обратилась к женщине домашним прозвищем.

     Я же был совершенно спокоен. Понятно, что все это говорилось для меня. Предупреждали. И правильно, они волнуются за Марину.

     Я взял пакеты у Марины, они оказались на удивление тяжелыми. Чего она туда наложила? Мария Николаевна тоже не облегчала мою задачу, она то и дело что-то вспоминала и докладывала. Хотела и продуктами из холодильник поделиться, но я сумел отговорить.

     Едва мы вышли на лестничную площадку, как от заплеванного подоконника отклеились Кирилл и Леша.

     — Ну, что? — рванул вперед Кирилл. — Что решили? Гнать взашей этого хмыря?

     Когда ему объяснили ситуацию, разочарованию не было предела. Я с тихим ехидством смотрел, как беситься этот качок, но сделать ничего не может. Обязательно нужно расспросить о нем Марину. Есть в нем что-то напускное, как будто он только притворяется тупым амбалом. В его ясных голубых глазах то и дело проскальзывает затаенная злоба и что-то еще. Пока не могу разобрать что.

     — Да, — кисло усмехнулся Сергей Михайлович, когда мы вышли на улицу. — Машина у тебя есть. Иномарка...

     Поначалу я не понял, но потом дошло. Рядом с моей машиной кто-то припарковал обшарпанную и помятую Дэу Нексия. На вид ей было больше десяти — пятнадцати лет. Множество царапин, ржавчина, одно стекло отсутствует. Дыра затянута черной пленкой. Хозяин машину не баловал.

     Я молча направился к стоянке. Сергей Михайлович продолжал бурчать, сомневаясь, стоит ли вообще разрешать жене и дочке ехать на таком хламе. Марина тоже все поняла и шла чуть впереди, рядом со мной. На её лице уже сияла широкая улыбка.

     Мы заговорщицки перемигнулись, и я щелкнул сигнализацией.

     Сергей Михайлович открыл рот от удивления. Он беспомощно переводил взгляд с одной машины на другую. Сказать ему было нечего. Я в очередной раз мысленно поблагодарил родителей за подарок. При встрече обязательно поблагодарю еще раз, уже вслух.

     — Я еду с вами, — заявил Кирилл, когда Маринины вещи были уложены в багажник.

     — Нет, — вот теперь уже жестко выступил я. — Не собираюсь возить, и пускать в квартиру черт знает кого.

     — Ах, ты... , — взбеленился парень, но меня поддержали Марина и Мария Николаевна.

     — Мы же не можем его заставить, — сказала женщина, кажется, Кирилл ей не нравился.

     — Не можем, — сделал вид, что согласился парень. Дай ему волю — он бы смог. Вон кулаки, как сжимает. — Пузырь, ты говорил, что на машине! Едем за ними. Он нам тоже запретить не может.

     Вот змеюка. И ведь не поспоришь. Я даже гоняться на трассе с ними не смогу, слишком ценный груз везу.

     — Да, на счет машины, — замямлил толстя и неуверенно указал на обшарпанную Дэу. — Вот она.

     — Сойдет, — Кирилл недовольно поморщился, но быстро сел на пассажирское сидение. Толстяк, который из актера Леши, превратился в банального «Пузыря», с кряхтением занял водительское сидение. Машина упорно не хотела заводиться, но он не сдавался и продолжал попытки. Жаль, но ему все же удалось завестись.

     Я устроился за рулем, убедился, что Мария Николаевна расположилась на заднем сидении, а Марина надежно пристегнута. Машина мягко и бесшумно тронулась.

     Дэу с кряхтение последовала за нами. Как же не хочется, чтобы эти клоуны преследовали меня. С них станется попробовать вломиться в квартиру. Но ничего не поделаешь.

     Поэтому не трудно представить мой восторг и радость, когда на выезде из двора несчастная Дэу чихнула и заглохла. Кирилл выскочил из машины и грязно ругался, так, что от него шарахались пешеходы.

     — Не повезло, — я помахал ему на прощание и поспешил уехать прочь. Он что-то орал и, кажется, угрожал.

     — Ты так сильно не хотел, чтобы Кирилл ехал за нами, — спросила Мария Николаевна.

     — Нет, что вы, я совсем не был против, — нагло заявил я. — Я же не мог им запретить.

     — Не против? — одобрительно усмехнулась женщина. — Игорь, когда врешь, не нужно так широко улыбаться.

     До дома добрались без приключений. По дороге Мария Николаевна задавала много вопросов, и я старался отвечать максимально честно. Только в той части, что касалась моих родителей, немного юлил. К такому нужно подготовить отдельно.

     Я тоже попытался задать несколько вопросов, были во всей этой истории странные моменты, которые не давали мне покоя, но наткнулся на глухую стену. Откровенничать со мной не собирались.

     Хорошо, что я заранее снял оскорбительный постер со своим изображением. Прохорову мы тоже не встретили, поэтому совершенно спокойно добрались до моей квартиры.

     Мария Николаевна осматривалась, придирчиво изучая каждую мелочь. Её взгляд скользил по вешалками в прихожей, по обуви. Она сразу же мельком заглянула в уборную и душевую. Марина отправилась на кухню, где с головой залезла в свои пакеты.

     Все шло прекрасно, вот только стоило женщине войти в комнату, как она, словно врезалась в невидимую стену. Я не сразу понял, что произошло, а потом проследил за её взглядом.

     Ну, конечно! Она смотрела на кровать... На единственную в квартире кровать.

     — Игорь, — было видно, с каким трудом даются ей слова. — Я понимаю, что вы уже доросли до этого... ты дорос. И Марина, видимо, тоже... Я только прошу... Пожалуйста, соблюдайте осторожность. Предохраняйтесь и...

     — Мария Николаевна, — я поспешил её успокоить. — Ничего такого не было. Кровать мы используем по прямому назначению — спим.

     — Не было? — даже не поверила поначалу женщина.

     Мне пришлось клятвенно уверить её, что не было.

     — Спасибо, что не спешите, — женщина выдохнула с огромным облегчением.

     — Куда не спешим? — из кухни высунулась Марина, она уже успела распаковать пирожные и активно жевала одно из них.

     — Никуда не спешите, — отмахнулась женщина и набросилась на девушку. — Что ты на ходу жуешь? Чайник поставь! Вещи убери! За тебя тут никто убирать не будет. Если хочешь, чтобы убирала я — поехали домой.

     — Я все сделаю! — засуетилась Марина.

     Чай я решительно взял на себя. Вернее кофе. Марина активно разрекламировала мое пристрастие к этому напитку и поручила угостить гостью. Пока Мария Николаевна и Марина разбирались с вещами и шептались в комнате, я колдовал над туркой.

     Себе заварил двойной экспрессо для бодрости, а вот представительниц прекрасного пола решил удивить и побаловать. Для этого мне понадобилась бутылочка молочного ликера, который я храню, как раз для приготовления кофе.

     Приготовив две чашечки экспрессо, я добавил в каждую по чайной ложке ликера, а затем ровный слой взбитых сливок. Рядом с каждой чашкой положил по кубику сахара, на тот случай, если напиток покажется слишком горьким.

     И, напоследок, чтобы порадовать Марину, зубочисткой нарисовал в её чашке аккуратное сердечко. Получилось не хуже, чем в ресторане.

     Марина пришла в неописуемый восторг от моего подношения и, высоко задрав нос, косилась на Марию Николаевну. Та, впрочем, тоже осталась довольна. Она сразу распробовала и угадала ликер и признала, что напиток получился выше всяких похвал.

     — А почему у тебя другой кофе? — заметила разницу Марина.

     — Мне нельзя ликер, — я позволил себе расслабиться и наблюдать со стороны за тем, как Мария Николаевна инспектирует Маринины покупки и обновки. — Еще твою маму отвозить домой.

     — Брось, Игорь, — на автобусе доеду, — отмахнулась женщина. Я не стал спорить. Зачем? И так понятно, что отвезу.

     Мария Николаевна осталась вполне довольно увиденным. Пыталась сунуть денег за Маринину одежду, но я заявил, что это подарок от меня и моей подруги.

     Про Ольгу, кстати, Марина тоже рассказала. В основном, рекламировала новую подругу и хвасталась, какие классные вещи она ей посоветовала купить.

     — Я вижу, — Мария Николаевна взяла в руки этот проклятый костюм медсестры. — Отличный совет...

     — Это была шутка, — спешу успокоить женщину, но та воспринимает все на удивление легко.

     — Ладно, — Мария Николаевна посмотрела на часы. — Игорь, иди и купи продукты, сейчас напишу тебе список. Марина доставай швабру и веник!

     — Какие продукты? — не понял я. В холодильнике еще было чем перекусить, поэтому лететь в магазин было откровенно лень.

     — Борщ вам сварю, — заявила женщина. — Первое нужно есть обязательно.

     Магическое заклинание «борщ» заставило меня шустро вскочить и броситься одеваться. Нет, я и сам могу приготовить кое-что, но... Это же борщ!

     Все необходимое удалось купить в магазине за углом. Вспомнив беседу с Сергеем Михайловичем, я купил банку оливок и упаковку красной рыбы.

     Мария Николаевна сразу же приступила к готовке, а Марина, высунув язык от усердия, занялась уборкой.

     Я сидел на диване и блаженствовал. Вот бы еще Марину научить готовить...

     — Что? — словно читая мои мысли, вскинулась девушка.

     — Ничего, милая, не отвлекайся, — ласково отвечаю я, продолжая наблюдать за гибкой фигуркой своей девушки, пока она старательно намывает полы.

     День пролетел незаметно. Мы с Мариной, оказавшись в полном подчинение Марии Николаевны, вычистили квартиру до блеска. Сама женщина за это время успела приготовить не только борщ, но и макароны с мясом. Как минимум неделю голодная смерть нам не грозит.

     Когда пришло время, я отвез женщину домой. Всю дорогу она задавал мне вопросы, и обещала, что будет звонить. Зайти обещалась через три — четыре дня, уже вместе с мужем.

     Домой вернулся уже в сумерках. Усталый, но довольный. Все прошло куда лучше, чем я рассчитывал. Теперь многое стало проще, да и Марине должно быть по спокойнее, а это главное.

     Девушка открыла мне дверь уже переодевшись в мой халат. И чем он ей так понравился?

     — Ну, как? — робко улыбнулась она.

     — Нормально, — обнимаю за талию и притягиваю так, чтобы было удобнее целовать. — Они хорошие люди, беспокоиться за тебя.

     — Угу, — Марина не спешит вырываться из моих объятий, целуется все уверенней, даже покусывает мои губы.

     Вечер прошел в тихой и расслабленной обстановке. Почти все время мы провели на диване. Марина залезла на него с ногами и прижалась ко мне. Запустили фильм на компьютере.

     Это была романтическая комедия. Марина требовательно тянулась ко мне губами, каждый раз, когда на экране происходило что-нибудь милое или нежное. Конечно, я не возражал.

     Потом долго разговаривали. Марина расспрашивала о моей учебе, о друзьях, о работе. Девушка сообщила, что любит творчество Булгакова, особенно Мастера и Маргариту.

     Мгновенно сориентировавшись, я слез с дивана и преклонил колено перед Мариной. Немного задираю подол её халата и прикладываюсь губами к коленке.

     Глаза сияют восторгом, девушка выдыхает:

     — Королева в восхищении!

Яндекс.Метрика